• 16 лет спустя или «Вот как будто бы сначала начинается судьба» (Ю. Визбор)

    Грушинский фестиваль

    16 лет спустя или «Вот как будто бы сначала начинается судьба» (Ю. Визбор). Июль 2011 года.

    Ну вот я и съездил на Грушинский фестиваль.

    Первый раз я попал на Фестиваль в 1989 году. Приехал туда во главе группы волгоградских КСПешников, нас было человек десять.
    Прибыли мы в пятницу, встали на поляне, обустроили лагерь, приготовили еду, заварили чай и пошли «фестивалить». Честно говоря, у меня остались весьма смутные воспоминания об этой поездке. Помню, что часть ребят осталась еще на день, а мы рванули рано утром в воскресенье, чтобы в понедельник прямо с поезда пойти на работу.

    Но остались фотографии, черно-белые, не очень четкие, но очень мне дорогие. Потом я ездил на Фестиваль аж до 1995 года. Причем если в 89-91 годах все было замечательно – душевная атмосфера, новые друзья со всего Союза, тепло рукопожатий и дружеских объятий, то года с 1992 все стало сходить на нет. Появились пьяные, началось повальное воровство и хулиганство. А так как я продолжал возить группы подростков из Волгограда, в числе которых, к слову, были и будущие лауреаты Фестиваля, то мне просто было уже опасно отпускать детей одних, особенно по ночам, когда собственно и начиналась настоящая фестивальная жизнь.

    Милая скромная девочка Жанна Попова со своей утонченной веселой подружкой Тиной Каплан побывали на Фестивале, году в 1992, вместе с группой наших молодых КСПешников, которых я в очередной раз привез на Фестиваль. Помню, как их родители «сдавали» мне их «с рук на руки» на вокзале города Волгограда. Как курица-наседка я, что называется «пас» моих «детей». С тех пор утекло много воды. Например, Тина живет в Израиле, Борис Файнзильберг там же, Жанна Попова прекрасно играет и поет джаз, босса-нову и другую замечательную музыку в своей группе в Волгограде, меня занесло в Москву, Димка-Горыныч живет в Волгоградской области и работает на туристической базе, Дима Колобов также живет в Москве, Лена Грачева (она же «Птица», она же Лена Настасий) вышла замуж и уехала в Астрахань и т.д. Мои тогдашние московские друзья-товарищи из КСП «Бумеранг» сейчас живут и работают в различных изданиях и компаниях. Время идет…

    В общей сложности я побывал на «Груше» семь раз. Но после 1995 года ни разу не ездил туда.

    И вот, буквально в 2008 году, на работе, появилась мысль провести некое промо мероприятие для туристов и просто людей активных, которые не сидят на месте, а ходят в походы, покоряют вершины и речные пороги. Как ни странно, оказалось, что в стране нет таких мест и событий, где бы собиралось одновременно большое количество таких людей. Пораскинув мозгами, в маркетологическом бреду стали всплывать в памяти отдельные отрывки из прошлой жизни. Оказалось, что это были не плоды моего воспаленного сознания, а реальные эпизоды из моей юношеской походной жизни. И тогда выкристаллизовалась идея стать спонсорами Грушинского фестиваля. А ведь действительно, что в стране нет более массового действа, где собирается такое большое количество увлеченных неравнодушных людей! И после целого года разъяснительной работы среди руководства нашей компании, мы стали-таки официальными партнерами Грушинского фестиваля.

    Я уже был осведомлен о расколе в рядах бардов. Честно говоря, большего идиотизма, чем рейдерство в среде авторской песни, трудно себе представить. Не собираюсь заниматься анализом из серии «Кто прав? Кто виноват?», оставим это за рамками моего повествования.

    После анализа ситуации, мы приняли решение о спонсорстве фестиваля, который возглавляет Борис Кейльман. Того самого фестиваля на Федоровских лугах.

    Начиная с 2009 года, компания Garmin, которую мы представляем в России, стала спонсором Грушинского фестиваля.

    Когда мы заключили контракт, моей радости не было предела! Я просто-таки рвался поехать на Фестиваль, видимо из-за нахлынувших на меня приятных воспоминаний и чудовищной усталости от московской суеты. Мне уже тысячу лет не удавалось вырваться на природу, где поют бардовские песни.

    Попасть на Фестиваль мне удалось только на третий год нашего сотрудничества. Почему? Даже и не спрашивайте! Это просто какое-то дичайшее стечение обстоятельств.
    И вот в 2011 году я собрался в поездку. Билет на поезд был взят на среду 29 июня. В субботу 25 июня меня скрутила невралгия после энергичных танцев моих двойняшек на бренном папином теле, нельзя было ни повернуться, ни наклониться. Спасибо Диклофенаку и Катерине Золиной, которая настоятельно мне его посоветовала и буквально впендюрила мне его через телефонную трубку. Сделав укол в час дня в воскресенье, я к вечеру уже скакал как олень, правда вялый и хромой. Но Чудо свершилось! Решив закрепить достигнутый успех, в понедельник ночью решил второй раз вколоть Диклофенак. Открывая ампулу я ее раздавил и рассек себе довольно глубоко на правой руке средний палец. Им было так удобно показывать неприличные жесты нехорошим людям на дорогах Москвы, а уж об игре на шестиструнном инструменте не могло быть и речи. Ну просто все было против моей поездки… Тем не менее, в 17.10 фирменный поезд «Жигули» с моим манекеном в натуральную величину тронулся в путь. Моя поездка «назад в будущее» началась.
    Доехали без приключений. Прибытие поезда в Самару состоялось по расписанию в 8.30 в четверг. Еще на подъезде прильнув к окну я ждал, когда поезд прибудет к платформе красивого уютного вокзала, образ которого остался у меня в памяти еще с 90-ых. И что я увидел? НЕЧТО нахлобучивалось на поезд, заглатывая состав и вагоны своим стеклянно-железо-бетонным чревом. Ужас обуял меня параллельно с приступом клаустрофобии. Тем не менее, как настоящий Бэтмен, закинув на плечи рюкзак, я смело шагнул навстречу неизвестности.

    На платформе МЕНЯ встречал молодой товарищ Алексей с табличкой, где было написано мое имя и фамиия. Я почувствовал себя в статусе никак не меньшем, чем Сиримаво Ратватте Диас Бандаранаике. Она была первой в мире женщиной-премьер-министром, а ч ощутил себя первым КСПешником, которого встречали как официальное лицо.
    Ощущение было странным.

    Город Самара, который я помню и люблю уже много лет, с тех пор как побывал там первый раз, встретил меня тем, что когда я решил по дороге к машине положить на мобилу 500 рублей, донес до моего лицевого счета всего 450 рублей.

    Ну да ладно, чего размениваться на мелочи?

    Мы сели в машину и тронулись. Вот чего я точно не ожидал, так это чудовищных пробок в городе. Мы потратили час, на то, чтобы просто выехать из города на трассу по направлению к Тольятти.

    В итоге мы вырвались и поехали с ветерком в сторону поляны.
    На весь путь у нас ушло около 2 часов. По дороге я купил заказанный моими коллегами с поляны, разливной квас и еще немного плюшек для себя любимого

    И вот мы прибыли.
    Места, надо сказать, там красивейшие. День был солнечным, трава зеленой, вода мокрой, воздух чистым, народ вялым.

    Для начала я отправился знакомиться с организаторами фестиваля, в лагере которых уже больше суток не покладая рук и непрерывно вырабатывая желудочный сок, трудилась Катерина Золина, моя коллега, натуральная блондинка, ныряльщица в глубину, прыгальщица с высоты, ездунья на авто и прочая, прочая, прочая.
    В лагере я познакомился с Юрой Карповым, Наташей, Олегом Карповым, Олегом Лебедевым и его дочкой Полиной, Алексеем Аполинаровым, Анатолием Макаровым. Да, чуть не забыл, Катерина взяла с собой в поездку свою дочь Лизу, пятнадцатимегапиксельную барышню, которая первый раз выехала на природу на такое мероприятие и отказавшись от проживания в домике на турбазе, решила ночевать в палатке.

    Чуть позже меня представили Борису Рафаиловичу Кейльману, президенту Фестиваля.

    Бардовские будни.

    Первый день прошел в суете заселения на турбазу, оценке размещения нашей рекламы, а напоследок я сопроводил детскую часть нашего лагеря на пляж. Волга – это река восхитительная во всех отношениях. Она широкая, чистая, с нереальной красоты берегами, и яркими солнечными лучами, купающимися в ее водах.

    Вечером того же дня, облачившись в нереальной красоты пятнистые штаны и чудовищные ботинки-говнодавы, отправился на обозревание окрестных достопримечательностей.

    Первое, что бросилось в глаза, так это базар на подступах к поляне, где продавались продукты питания, как твердые, так и жидкие, а также разного рода фенечки, штуки-дрюки, прибамбасы, хреновины, пенопопы, палатки и прочая, столь нужная на природе, дребедень.

    Далее, у понтонного мостика, я увидел площадку по растерзанию тел деревьев и циничной продажи оных, для ритуальных языческих ритуалов сожжения древ.
    Рядом можно было смыть грехи в бане и под душем. Все это также необходимо было оплачивать наличными.

    Далее я двинулся по мосту, по ходу движения обозревая небывалой красоты тихие и уютные пейзажи речных проток, кишащих детьми рыб.

    К местам обитания бардов вели две дороги, как водится расходящиеся в разные стороны, но не имевшие на распутье камня-указателя.
    Я пошел направо, так как налево мне ходить негоже, ибо мои крошки, мои малютки, не поймут моих походов в другую сторону от семьи.

    Сразу натолкнулся на небольшую концертную площадку альтернативной музыки, которая встретила меня современными ритмами в стиле фолк. Это очень мне напоминало уличные выступления мадемуазель Изабель Жеффруа, она же ZAZ. Очень приятная простая музыка, нисколько не напоминающая старую-добрую бардовскую песню. У сцены, которая находилась на одном уровне со слушателями, наслаждалось действом человек 30.

    Далее тропа вела в лес, по левую сторону был лагерь из серии «За веру, царя и т.д.», справа шел забор из камуфляжной сети. Это была территория лагеря организаторов.
    К слову, я еще днем получил пропуск-вездеход и теперь смело мог зайти в оргкомитет и неожиданно пожать кому-нибудь руку или смело выпить чаю.

    Путь по земле Фестиваля уводил меня вдоль палаток в сторону большой поляны, пронося мимо лагеря полиционеров. Что же яркого увиделось на поляне? Лагерь комсомольцев Самары, Пензы и подпольная ячейка КПРФ. Дабы не быть забытыми, чуть поодаль стоял палаточный лагерь партии «На четыре буквы» в сине-желтых тонах. Огромная палатка была украшена ликом Великого кормчего, который отчего-то сообщал о своем намерении «Успокоить всех». Зачем? Пояснений я не нашел, а некоторые члены этой ячейки уже представляли из себя эфемерные создания, которые как сомнамбулы перемещались по полянам и лесам, наедине с собой, но в жесткой конфронтации с гравитацией планеты.

    Одно из ярких позитивных впечатлений – огромное количество детей! От нескольких месяцев и старше. Это настолько бросалось в глаза, что не заметить было нельзя. Так приятно осознавать, что дух бардовской песни и лесной романтики не сгинул в смутные времена 90-ых и нулевых. Дай Бог, чтобы эти дети выросли с любовью не только к бардовской песне, но и к простому дружескому общению.

    Темнело, на сценах выступали барды, бардессы, почетные барды, неопределившиеся, альтернативщики и экспериментаторы.
    Первое время я вообще не понимал где и зачем нахожусь… Ни одного знакомого я не встретил, не смотря на обилие публики. Песни были новыми, исполнители молодыми, а я был несколько уставшим и чуть-чуть устаревшим.

    Только к ночи, когда я обошел все площадки, ко мне начало приходить осознание того, где именно я нахожусь, что делаю и зачем.

    Дни последующие проходили по заведенной мной схеме – барражирование над сущностью днем и проникновением в суть с вечера до 3 часов утра.
    Конечно же, самые яркие впечатления приносили мне вечерне-ночные бдения, которые начинались с посещения всех площадок по несколько раз, а заканчивались в теплой дружеской компании в лагере организаторов, за чашкой чая и песнями в исполнении радушных хозяев – Юры Карпова, Наташи, Алексея Аполинарова. Очень мне понравились песни в исполнении, как его собственные, так и других авторов, Вениамина Кима. Обычного зубного техника с необычными джазовыми композициями, который живет на острове Сахалин. Именно он порадовал не только слух, но и вкусовые рецепторы жителей лагеря дальневосточными креветками и прекрасной красной рыбой.

    На Фестивале я послушал практически всех авторов и исполнителей – группу «Адриан и Александр», некий симбиоз творчества и манеры исполнения «Несчастного случая», бит-квартета «Секрет» и группы «БИ-2». Я чуть ли не впервые увидел выступление на бардовском фестивале коллектива, который имел бы не только преданных слушателей, но и группы фанаток, которые смотрелись забавно и как-то странно для подобного мероприятия. Тем не менее, группа «Адриан и Александр» была, пожалуй, самым яркими представителем, так называемой, «Новой волны» в бардовской песне, по крайней мере для меня.

    На площадке «Чайханы», которой активно «рулили» Павел Юдин и Олег Новосельцев, я послушал группу «Калина красная», которая очень профессионально исполняла песни, которые я бы все-таки отнес к жанру шансона, да простят меня их благодарные поклонники.

    Замечательные впечатления оставил «адский отжиг» Рифа Габбасова со своим знаменитым красным баяном! Столько энергии в одном человеке!

    Выступление Геннадия Балахнина вызвало прямо-таки жуткий ажиотаж среди публики.

    Общее впечатление от «Чайханы» — очень живая и в большей степени шансонная сцена.

    Прекрасно пели детские коллективы на своей, специально выделенной для этого сцене. Удивительно, но остались еще энтузиасты, которые занимаются с детьми, приобщают их к авторской песни, прививают им здоровый патриотизм и общечеловеческие ценности. Приятно, черт побери!

    Валерий Боков на сцене «Классика» вернул меня на много лет назад, когда мне посчастливилось застать уходящий дух романтики, который оставался в песнях у костра с ароматом лесного чая.

    Дни пролетели незаметно и настала суббота, мы все ждали заключительного концерта на сцене-гитаре.

    Гора

    Я был на Горе всего один раз в 1989 году, получил необходимый заряд бодрости в душу, песка за шиворот и в кеды. В 1990 году после дежурства в лагере я отправился на Гору, но милиционеры меня уже не пустили, так как после начала концерта хождение на Горе было ограничено. К счастью, я не стал настаивать на проникновении на Гору, а грустный побрел обратно. Но каково было мое изумление, когда взору моему предстал вид ночной Горы со светящимися огоньками! Эта картина до сих пор предстает у меня перед глазами и ничего более романтичного я более не видел. С той поры я ни разу не лез на Гору, а всегда оставался на противоположном берегу и с огромным удовольствием наблюдал этой действо.

    В этот раз, будучи на Фестивале не как частное лицо, а как представитель официального партнера Фестиваля, я пошел на Гору, дабы вручить призы от Garmin лауреатам Фестиваля. Мы вместе с уважаемыми и всеми любимыми бардами, разместились в самом низу склона, на огороженной площадке, в непосредственной близости от сцены-гитары.
    Видимость и слышимость была великолепной.

    Начался концерт с песни-гимна Фестиваля, короткой официальной части. Мы с Катериной вручили Борису Рафаиловичу наш навигатор в качестве подарка с его 70-тилетием, которое он праздновал в этом году

    Вышел Вадим Егоров и спел песню «Облака». Когда он запел, Гора начала ему подпевать. Я увидел, что даже совсем юные зрители подпевали ему! Это было чертовски неожиданно и приятно, так как я не ожидал, что песню, которую я разучил еще на заре своей бардовской юности где-то в 1987 году, до сих пор кто-то помнит и знает кроме бородатых пенсионеров в штормовках.

    Путь домой

    Фестиваль закончился. Пора было собираться домой.

    Дорога до Самары была проста и незатейлива. Машина, в которой меня любезно отправили на вокзал, категорически не хотела ехать. Как только приходилось переключаться на холостой ход, она глохла. Честно говоря, в какой-то момент, я даже подумал, что мне придется пешком пилить до вокзала, но с Божьей помощью и использованием местных идиоматических выражений, машина-таки добралась до ЖД вокзала.

    По старой доброй традиции, я отправился на закупку местных сувениров для семьи. Как обычно я делаю в таких случаях, путь мой был проложен в сторону ЦУМа, который, как и в начале девяностых, находился на своем месте. Вот только внутри он предстал передо мной в виде эдакого базара, состоящего из неимоверного количества мелких лотков и отдельчиков. Причем, судя по всему, основным товаром первой необходимости в Самаре была продукция ювелирной промышленности, ибо весь первый этаж просто-таки искрился от золотых и серебряных бликов. Как оказалось, вторым по значимости товаром была одежда и обувь, которой были заняты два верхних этажа. К счастью, я нашел небольшой закуток на первом этаже, который торговал местной символикой. Я выбрал пару магнитов и почти довольный удалился в сторону стеклянно-бетонной ракеты, которая всасывала в себя с одной стороны и исторгала с другой железные гусеницы поездов. Зрелище, надо сказать, не для слабонервных. Ну да ладно. К счастью, буквально в ста метрах от входа в вокзал, я увидел вывеску одного из сетевых ресторанчиков быстрого раздражения слизистой оболочки желудка, где взял один из видов питательных субстанций и побрел на платформу. Путь на первый путь, занял некоторое количество времени, ибо система маршрутизации в здании вокзала напоминала Хэмптон-Кортский лабиринт. Но, благодаря врожденному чувству правильной ориентации в пространстве, а также тяжелой ноше представителя навигационного бренда, я преодолел все коридоры и лестницы и вышел к заветному составу. Далее все происходило в рамках заведенных еще при появлении первых железных дорог традиций – «…тронется еще чуть-чуть и поезд тронется…» ((С) О.Митяев, К. Тарасов).

    Я уложил вещи, достал кружку-нормульку, пакетики с чаем, дабы насладится поездными радостями в полной мере под стук колес. Точно по расписанию в 17.20 поезд тронулся, буквально через 40 минут я почувствовал, что перед испитием чая просто необходимо немного прикорнуть, полчасика по-любому. И вот я прикрыл глаза и открыл их ровно в 7.41 следующего дня за 14 минут до прибытия поезда в Москву, таким образом, прикорнув почти на 14 часов.

    Далее я отправил свое тело в скитания по тоннелям метро, которые завершились традиционной в таких случаях «маршруткой» и радостными возгласами мои крошек, моих малюток: «Папаня вернулся!!!».

Comments are closed.
Яндекс.Метрика